Иван Беляев: почему индейцы мака считали русского генерала посланником Бога

В 1957 году старейшины племен Парагвая хоронили почетного администратора индейских колоний Ивана Беляева. Каким был путь одного из самых необычных русских белых генералов и почему он закончил жизнь среди туземцев Южной Америки?

В России

Иван Беляев родился в семье потомственного офицера царской армии. Сам он поступил на военную службу в 17-летнем возрасте. Сын командующего артиллерийской бригады пошел по стопам отца и к началу Первой мировой войны будучи полковником, командовал батареей в 1 Кавказском артиллерийском дивизионе. Участвовал во многих сражениях, а также в Брусиловском прорыве. Генерал-майором стал осенью 1917 года.

К большевизму Беляев относился как к «болезни». С весны 1918 года убежденный монархист командовал батареей в белой Добровольческой армии, впоследствии полностью отвечал за артиллерийское хозяйство армии. В 1920-м вместе с остатками белых частей Беляев морем эвакуировался в район пролива Дарданеллы.

«Парагвайский сфинкс»

Оказавшись в эмиграции, Иван Беляев сменил несколько стран, проживал в Турции, Болгарии и Аргентине, пока в 1924 году не прибыл в Парагвай, где тогда практически не было русских эмигрантов. Эта страна привлекала его еще в детстве, когда он увлекался индейцами. А в подростковом возрасте Беляев, по его признанию, мечтал о возрождении Парагвая — «героической страны, задушенной завистниками». Здесь генерал встретил патриархальное общество, напоминавшее ему Россию до 1900-го, а Асунсьон он сравнивал с Владикавказом. Иван Беляев преподавал в Парагвае военное дело, а в октябре 1924 года правительство страны отправило его в экспедицию в неизученный район Гран-Чако, на территории которого ожидалось военное столкновение с Боливией. В боливийских газетах за голову русского первопроходца даже предлагали 500 тыс. песо. Исследованиями местности, населения провинции и его языков Беляев занимался до 1932-го, когда Чакская война действительно началась.

В книге историка конфликта Брюса Фаркау написано, что Беляев участвовал в организации обороны парагвайцев — основал укрепление в районе стратегически важного пресноводного озера Питиантута. Будучи советником президента Парагвая, генерал просил выделить ему 4 артиллерийских орудия и 500 снарядов — этого, по его мнению, хватило бы, чтобы разбить укрепления противника. Однако заслуженный военный встретил отказ. Вместе с тем на фронтах Чакской войны отличились другие русские офицеры-эмигранты, приехавшие в Парагвай вслед за Беляевым.

«Белый отец» индейцев

После войны Иван Беляев продолжал подолгу жить среди полюбившихся ему индейцев. От этнографических исследований он перешел к отстаиванию интересов коренных жителей Парагвая. Этим генерал занялся, разочаровавшись в идее устроить в Парагвае новую Святую Русь.

«Ясно предвидя будущее, я сделал все, чтоб открыть путь к спасению всем русским, не делая различий ни для семитов, ни для сынов Хама. И если спасены только тысячи и десятки тысяч, а не миллионы, кто вправе обвинить меня в неудаче?!» — восклицал Беляев в мемуарах «Записки русского изгнанника».

В коренном населении Южной Америки исследователь видел выходцев из Азии, подтверждение этой теории он искал в фольклоре индейцев. Он считал, что их языки родственны индоевропейским и восходят к санскриту. Как лингвист Беляев составил словари нескольких языков, переведя их слова на испанский. Также его интересовало сходство мифов индейцев с историями Ветхого Завета.

Отстаивая гражданские права для индейцев, русский генерал писал письма в Лигу наций. В 1943 году Беляев добился разрешения создать индейскую колонию, тогда же он возглавил Национальный патронат по делам индейцев.

Иван Беляев скончался 19 января 1957 года. Почетного гражданина Парагвая отпели в православном храме в столице страны, а затем похоронили на земле народа мака поблизости от Асунсьона. В день его смерти индейцы, по их признанию, почувствовали себя «сиротами», они относились к нему как к посланнику Бога. Портреты Беляева до сих пор украшают дома индейцев мака, а в одном из поселений ему установлен памятник.