24/01/20
Григорий Ольховский: единственный красноармеец с простреленным сердцем, который выжил

Ранение жизненно важных органов, как правило, приводит к смерти человека. Но в отечественной медицинской практике встречаются случаи, опровергающие данный постулат. Есть люди "в русских селеньях", которые, например, после пулевого ранения в сердце продолжают жить, причем полноценной жизнью.

Погиб, защищая Родину

Ветеран Великой Отечественной войны Григорий Иванович Ольховский, родившийся в 1922 году в селе Стретенка Донецкой области, относится как раз к таким уникумам.

В 1939 году юноша был принят в ВЛКСМ, позднее стал секретарем комсомольской ячейки четырех местных колхозов Донецкой области. 5 мая 1941 года Ольховского призвали на службу в Рабоче-Крестьянскую Красную Армию. В начале войны он участвовал в обороне Ленинграда. В районе города Луги его часть, попав в окружение, получила приказ любой ценой вырваться из кольца. Стали прорабатывать план действий. Для начала решили обмануть противника ложной попыткой прорыва. Ольховский в определенный момент должен был, преодолев 4 км, добраться до пулеметчиков, на которых была возложена задача совершать отвлекающий маневр, и передать им приказ передислоцироваться на главный участок прорыва. Ольховский до огневых точек дошел и бойцов предупредил, но, когда они двинулись в путь, он был сражен пулей в грудь. Старший в отряде пулеметчиков, как и положено, забрал его окровавленные документы, и красноармейцы ушли. Вскоре родители Григория Ольховского получили похоронное извещение, что их сын погиб, защищая Родину.

Жив с ранением сердца

Через неделю после боя Ольховский очнулся в палате военного госпиталя. Как он остался жив и каким образом ему своевременно была оказана медицинская помощь, не знал никто. Очевидно, в период затишья на оставленные огневые точки перебросили другие части советских войск и бригада санитаров, осмотревшая павших, обнаружила, что один из них еще дышит, хотя и очень тяжело ранен. В итоге опытному хирургу удалось удачно вытащить немецкую автоматную пулю из сердца солдата. Это было чудом.

Знаменитый французский хирург и физиолог Рене Лериш в книге «Воспоминания о моей минувшей жизни» писал о подобных вещах следующее: «В большинстве случаев ранения сердца приводят к смерти, но если рана невелика, то сам пострадавший некоторое время может даже не оценить тяжести полученного повреждения. Однако постепенно в течение нескольких часов развивается тампонада сердца. Кровь, которая изливается […], наполняет и до предела раздувает перикард и сдавливает сердце, которое не может принять в себя новую порцию крови и протолкнуть ее в сосуды. У раненого набухают вены шеи, развивается одышка. Частое сердцебиение, пульс очень слабый. Кожа бледная, синеватая, губы синие. […]  Раз этот раненый до сих пор жив, то, скорее всего, этому способствует то, в какой отдел сердца попала эта роковая пуля. […] В стационар поступают не более четверти таких больных, остальные погибают на этапах эвакуации. […] Часть из них требует реанимационных оперативных вмешательств в ближайшие 15 минут […]. Смертность при огнестрельных ранениях сердца наиболее высока по сравнению с ранами от холодного оружия…»

Война и жизнь

Много месяцев Григорий Ольховский восстанавливался в госпитале города Коврова. В то время в Коврове в эвакуации находился конструктор стрелкового оружия, создатель отечественных пулеметов Василий Алексеевич Дегтярев с семьей. Его дочь сдавала кровь для переливания ее Ольховскому, и сам военный конструктор принимал активное участие в лечении и дальнейшей судьбе раненого солдата. В 1942 году Григория Ольховского признали негодным к военной службе. Но он все-таки добился отправки на фронт. Его снова призвали, он воевал под Сталинградом, на Кавказе, в Прибалтике, опять был ранен. Домой Григорий Иванович вернулся в 1945 году. Он устроился работать на Донецкий химико-металлургический завод и спустя пару десятилетий даже стал начальником бытового комбината на нем.

Ценная награда

В 1970 году Григорий Иванович Ольховский в составе группы ветеранов был приглашен в Ленинградский музей. И в экспозиции воинской славы он увидел свой простреленный комсомольский билет, который в тот роковой день из левого кармана его гимнастерки забрали пулеметчики, посчитавшие, что он убит. Ольховский поспешил поделиться своей историей с экскурсоводом. Пробитый пулей и залитый кровью комсомольский билет под номером 1242676 и ныне находится в экспозиции Государственного музея истории Санкт-Петербурга.

В 1974 году сотрудники музея пригласили Григория Ивановича Ольховского на празднование 30-летия полного разгрома немецко-фашистских войск под Ленинградом и организовали ему встречу с кубинской делегацией. Кто-то из присутствующих спросил его об имеющихся наградах. И ветеран ответил, что самая большая награда для него — это то, что он с простреленным сердцем остался жив. Ведь таких везунчиков, как он, в мире считанные единицы.