10/01/20
Гиль-Родионов: как русский предатель сделал советскими партизанами 2000 эсэсовцев

В период Великой Отечественной войны выявилось немало противоречивых личностей, в числе которых русский эсэсовец, Владимир Гиль, успевший дважды стать предателем, но перед смертью удостоиться ордена Красной Звезды.

Историки, из-за отсутствия доступа к засекреченным материалам, до сих пор до конца не могут определить истинную миссию этого советского офицера, одинаково рьяно проявившего себя и в роли карателя, и в роли героя.

Становление

Уроженец белорусского города Вилейка, Владимир Гиль, в 1929 году был назначен командиром одного из взводов 32-го Белоглинского кавалерийского полка. Примерный комсомолец, в 1931 году ставший членом коммунистической партии, быстро рос в должностях, а с момента зачисления в 1937 году в Военную академию РККА имени М.В. Фрунзе, стал стремительно расти и в званиях.

На момент окончания курсов на плечах Гиля красовались погоны подполковника, которые, по мнению историка, Ивана Ковтуна, достались ему легко, поскольку после устроенного Сталиным в 1937-1938 годах «Большого террора» вооружённые силы СССР испытывали острый дефицит в командном составе.

Следует отметить, что Ковтун характеризует Гиля как карьериста, умело изображавшего патриота, готового в любой момент умереть за Отчизну.

Плен

Внезапное нападение гитлеровской армии на СССР Гиль встретил в должности начальника штаба 229-й стрелковой дивизии, которая спустя пару недель попала под Толочином (близ Витебска) в немецкое окружение.

16 июля 1941 года после неудачного сопротивления у посёлка Богушевск подполковник Гиль был взят в плен, и ему сразу же было сделано предложение от офицеров немецкой разведки и контрразведки влиться в фашистские ряды.

Первоначально советский командир отказывался становиться предателем, но побыв в пересыльных лагерях военнопленных, и попав осенью 1941 года в офицерский лагерь No 68, он пересмотрел свои взгляды.

По свидетельству писателя Дмитрия Жукова, не желая жить под открытым небом и умирать от голодной смерти и эпидемий, Гиль не только согласился на сотрудничество, но и стал инициатором создания в недрах нацисткой службы безопасности антисоветской организации, призванной объединить в себе всех негативно настроенных в отношении СССР военнопленных.

Фашисты поддержали эту инициативу и Владимир, взяв псевдоним Родионов, основал «Национальную партию русского народа», которую вскоре преобразовал в «Боевой союз русских националистов». Основной целью этого формирования была борьба против социализма и основание националистического российского государства.

«Дружина» Родионова

Пламенные речи Гиль-Родионова сумели убедить часть военнопленных перейти под знамёна фашизма и поднять оружие против собратьев, вступая с ними как в открытое противостояние, так и занимаясь подрывной деятельностью в тылу.

Пройдя инструктаж в лагере германской организации «Цеппелин», специализировавшейся на обучении диверсионной деятельности советских коллаборационистов, Владимир вместе со своим отрядом предателей, получившим название «Дружина», был отправлен на передовую для проведения карательных действий против партизан.

К началу осени 1942 года под командованием перебежчика был уже целый батальон, успевший поучаствовать в таких карательных операциях как «Коттбус», «Карлсбад», «Февраль», а также «Праздник урожая».

По данным Дмитрия Жукова, в этой акции, проводившейся в Минской области, пострадало 2473 человека, из которых 1165 было убито и 1308 – угнано в плен. Эта варварская кампания «Дружины» проходила под контролем бригадефюрера, Курта фон Готтберга, являвшегося начальником СС и полиции Белоруссии.

Другим наставником и соратником Гиля был Оскар Дирлевангер, замешанный в сожжении Хатыни. Именно под его руководством Гиль участвовал в расстрелах партизан, насилии, грабежах и сожжении белорусских деревень.

К марту 1943 года Гиль уже командовал подразделением, получившим название 1-го Русского национального полка СС.

Смена ориентира

Однако 16 августа 1943 года произошло непредвиденное для немцев событие – Владимир Гиль-Родионов, подняв экстренной тревогой всех своих бойцов, зачитал им неожиданное распоряжение: «Во имя спасения Родины от порабощения ее фашистскими захватчиками приказываю: с сего числа бригаду именовать «1-я Антифашистская партизанская бригада». Вменяю каждому бойцу беспощадно истреблять фрицев до последнего их изгнания с русской земли».

Всех тех бойцов, кто не перешёл с командиром на сторону Красной Армии, вместе с приставленными к полку немцами расстреляли, а подавляющая часть бригады, нанеся мощный удар по фашистской репутации, совершила беспрецедентную по количеству коллаборационистов перебежку на сторону врага.

Второй раз радикально сменить политический ориентир Гиль-Родионов решил после того, как пытаясь завербовать партизанский отряд «Железняк», сам попал в обойму советских спецслужб. По данным Ивана Ковтуна, операцией по возвращению почти 2000-го отряда Гиля под знамёна советского союза руководил агент особого отдела, Алексей Скляренко.

Орден Красной Звезды

На следующий день после возвращения 1-я Антифашистская партизанская бригада штурмовала мощный германский гарнизон, располагавшийся у железнодорожной станции Крулевщина. В результате успешной атаки было убито 600 немцев, разрушены коммуникации и инженерия, взорваны склады с боеприпасами и горючим.

За героические действия в ходе этой операции, а также «за организацию возвращения в ряды защитников Родины советских военнопленных и проявленную доблесть и мужество в борьбе против немецко-фашистских захватчиков» Владимир Гиль получил звание «полковник» и с пропагандисткой целью был удостоен ордена Красной Звезды.

К слову, при присуждении награды был учтён и один интересный эпизод из фашистского прошлого отряда Гиля-Родионова, о котором рассказал командир партизанского соединения Роман Мачульский, вспоминавший, что в период блокады его соратникам удалось прорвать немецкое кольцо именно на том участке, где дежурили лояльно относившиеся к ним солдаты подразделения «Дружина».

Спасительная гибель

Посылаемые советским командованием на самые опасные участки фронта, бойцы Гиля, как и он сам, своими самоотверженными действиями пытались доказать Родине, что предали её в силу сложившихся обстоятельств.

Искупить свою вину кровью они смогли в апреле 1944 года, когда 1-я Антифашистская партизанская бригада вступила в бой с фашистами у деревни Плино. Отчаянно сопротивляясь превосходящим силам соперника, советские военнослужащие пошли на прорыв, в котором из 1200 партизан уцелело приблизительно 230 человек.

Среди погибших был и Владимир Гиль, получивший 14 мая 1944 года летальное ранение в грудь и голову.

Историки и командиры других партизанских отрядов, например, Владимир Лобанок, полагают, что героическая смерть на поле боя, это лучшее, что могло случиться с Гилем, которому после войны обязательно бы припомнили его военные преступления со всеми вытекающими отсюда последствиями от заключения под стражу до расстрела.