07/01/20
Фриц Габер: почему «отец химического оружия» бежал из нацисткой Германии

Фриц Габер, под руководством которого был создан пестицид «Циклон Б», использовавшийся для умерщвления узников концлагерей, в 1933 году покинул Германию. К этому моменту супруга химика покончила с собой, осознав, что натворил ее муж. Бегство наверняка не спасло бы Габера от правосудия, если бы он дожил до конца Второй Мировой войны, но он скончался еще до ее начала.

«Настоящий немец» и Нобелевский лауреат

Примечательно, что будущий изобретатель «Циклона Б» был выходцем из еврейской семьи. Тем не менее, как утверждает Тим Грейди, автор книги «Роковое наследие. Правда об истинных причинах Холокоста», Фриц Габер с младых ногтей в буквальном смысле преклонялся перед всем немецким. Видимо, именно для того, чтобы чувствовать себя настоящим пруссаком, Габер еще в возрасте 23 лет отказался от иудаизма и перешел в протестантство. Судя по всему, отец Фрица, кстати, преуспевающий коммерсант, торговавший красителями и различными химикатами, отнесся к смене сыном религии спокойно. По крайней мере, он дал Фрицу прекрасное образование.

Габер-младший обучался в университетах Берлина, Бреслау, Гейдельберга, Цюриха и Йены. Получив докторскую степень, он устроился на работу в Высшую техническую школу в Карлсруэ. Впоследствии, как пишет «Энциклопедия необходимых знаний» под реакцией Т. В. Розе, химик называл годы, проведенные в Карлсруэ, самыми плодотворными в своей жизни. И это неудивительно: именно там и именно тогда Фриц Габер разработал физико-химические основы промышленного производства аммиака. За процесс, во время которого аммиак образуется из водорода и атмосферного азота, который был назван в его честь, в 1918 году Габер удостоился звания Нобелевского лауреата.

«Отец химического оружия»

Однако супруга Фрица Габера, тоже химик, до вручения ее мужу Нобелевской премии не дожила: осознав, к чему могут привести изобретения Фрица, Клара Иммервал покончила с собой. Дело в том, что получение аммиака в больших масштабах открывало дорогу промышленному производству не только удобрений, но и взрывчатых веществ и отравляющих газов. И действительно вскоре Габер был назван «отцом химического оружия». Как утверждает Захар Оскотский, автор издания «Гуманная пуля», во время Первой мировой войны Габер не только разработал отравляющие газы, но и лично руководил газовой атакой на Ипре в 1915 году.

Несмотря на то, что Фриц Габер не был военачальником, сожженные легкие и выжженные глаза сотен и тысяч британских солдат его не волновали. Он считал себя «хорошим немцем» и любил повторять, что «в мирное время ученый принадлежит миру, но во время войны он принадлежит своей стране». Между тем именно Габер, если верить автору книги «37 трагедий науки», Владиславу Щербаку, развернул деятельность по внедрению химического оружия в других странах мира. По словам Щербака, поддержку в этом Фрицу Габеру оказал Советский Союз: в 1932 году немецкий химик даже стал почетным членом Академии наук СССР.

«Циклон Б» и бегство из Германии

Впрочем, печально известный «Циклон Б», как пишет Александр Гордон в издании «Этюды о еврейской дуальности», изначально был создан Фрицем Габером в помощь работникам сельского хозяйства для борьбы с насекомыми-вредителями. По словам Руперта Колли, автора книги «Гитлер», впервые нацисты использовали пестицид для умерщвления узников концлагерей смерти в сентябре 1941 года, то есть уже после смерти Габера. Хотя, стоит отметить, что Фриц Габер всегда оправдывал применение отравляющих веществ, говоря, что «смерть есть смерть», независимо от причин ее вызывающих.

Тогда ученый еще не знал о том, что многие его родственники погибнут в газовых камерах именно от изобретенного им газа. Когда после прихода к власти Гитлера некоторые из близких Габера были арестованы, он предпочел бежать из Германии. Об этом факте упоминает в своей книге «Ось всемирной истории» и Юрий Окунев. Оказавшись в Великобритании, Фриц Габер получил предложение занять пост директора одного из исследовательских институтов в Палестине. Однако до места работы Габер так и не добрался: он умер по дороге в номере швейцарского отеля в январе 1934 года.