17/09/20
generaltsvigun.ru
«Фирма»: чем занимался секретный отдел КГБ

Секретный отдел КГБ «Фирма» создавался для того, чтобы встроить советскую резидентуру вглубь механизмов западной рыночной экономики. Однако со временем «Фирма» превратилась фактически в личную шпионскую сеть шефа КГБ Юрия Андропова, собиравшую для него информацию не только за рубежом, но и внутри страны.

«Фирма»: начало

Заняв в 1967 году кресло председателя КГБ и ознакомившись с положением дел, Юрий Андропов озаботился проблемой достоверности поступающей информации. Международная обстановка в любой момент могла обостриться, а случаев провалов и «двойной работы» агентов КГБ и ГРУ накопилось немало.

Однажды Андропов вызвал к себе генерал-лейтенанта запаса Евгения Питовранова, одного из опытнейших чекистов. Впервые Питовранов возглавил внешнюю разведку ещё при Сталине, в январе 1953 года, и с перерывами занимал эту должность до 1961 года. Затем он до 1966 года руководил Высшей школой КГБ имени Дзержинского. Одним словом, 52-летний генерал был одним из самых компетентных организаторов разведдеятельности.

Обдумав поставленную задачу, Питовранов предложил шефу КГБ сформировать параллельную разведывательную структуру. Суть идеи сводилась к тому, чтобы задействовать для сбора сведений представителей торгово-экономических кругов капиталистического мира, ориентированных на сделки с Советским Союзом. Питовранов имел все возможности для такой работы – после ухода в запас он по приглашению министра торговли Николая Патоличева занял серьезный пост в Торгово-промышленной палате СССР.

Андропов согласился, чтобы новая структура действовала «в обход» Первого главного управления КГБ. Таким образом, получившая неофициальное название «Фирма», спецрезидентура стала своего рода «личной разведкой» шефа госбесзопасности. Даже встречи Андропова с Питоврановым с этого момента проходили не в здании КГБ, а на Сретенке, в конспиративной квартире.

Агенты Внешторга

Получив автономный бюджет, генерал Питовранов начал выстраивать деятельность «отдела Ф» (от слов «финансовая разведка»). По другим данным, новую структуру называли «отделом П» (в честь Питовранова). По мнению военного контрразведчика Анатолия Гуськова, «Фирма» являлась «по сути самостоятельной разведслужбой, действующей по линии и под прикрытием внешних торгово экономических связей».

Кадры для оперативной работы Питовранов находил среди служащих Внешторга. Выполняя основные обязанности, люди попутно участвовали в разведывательных комбинациях. При этом, в отличие от «обычных» агентов КГБ, для достижения абсолютной конфиденциальности «фирмачи» отказались от операций с документами. Всю важную информацию агент обязан был запоминать.

Поначалу работа велась только с западными бизнесменами – наградой за передачу данных для них было заключение выгодных контрактов с СССР. Впрочем, немногие западные предприниматели соглашались клюнуть на эту наживку. Например, даже личных усилий Питовранова, как он рассказывал, оказалось недостаточно, чтобы склонить к сотрудничеству с русскими известного французского кутюрье-гомосексуалиста.

Зато с политиками дело складывалось лучше. Например, «внутренняя кухня» властей в Токио была известна Москве благодаря одному из политических деятелей Японии. Но особенно ценным агентом оказался некий представитель американского истеблишмента – сообщаемые им сведения немедленно доводились до Андропова и Брежнева. Из этого источника, к примеру, стало известно о том, что с западными спецслужбами сотрудничает советский посол в Канаде Александр Яковлев. Публицист Евгений Жирнов, ссылаясь на самого Питовранова, рассказывал, что Андропов устроил проверку Яковлева. Выяснилось, что посол действительно тратит куда больше денег, чем позволяет его зарплата. Однако Брежнев, узнав об этом, безапелляционно заявил: «Член ЦРК (Центральной ревизионной комиссии КПСС) предателем быть не может». К теме больше не возвращались.

Внутренний надзор

Со временем в деятельности «Фирмы» появились направления, изначально не предусмотренные. Резиденты стали «приглядывать» за иностранными компартиями и правительствами социалистического лагеря (прочим структурам КГБ это запрещалось). Затем Питовранов фактически начал готовить «воцарение» Андропова. Есть версия, что именно он внушал шефу мысли о том, что Брежнева пора отправить на пенсию. «Отдел Ф» собирал компромат на всех членов ЦК, теоретически способных составить конкуренцию Андропову. Кто знает, не «питоврановцы» ли стояли за чередой странных происшествий с «наследниками» Брежнева в конце 1970-х?

Когда Андропов стал генсеком, он не забыл о верном соратнике. В 1983 году Евгений Питовранов официально возглавил Торгово-промышленную палату. Однако созданная им структура, сотрудники которой постоянно выезжали на Запад, оказалась уязвима перед «соблазнами» капиталистического мира. После того, как заместитель начальника отдела «Ф» полковник Леонид Кутергин в 1985 году сбежал в Германию, «Фирму» официально расформировали.