30/01/20
Что стало с белорусскими партизанами после прихода Красной Армии

Советские партизаны, боровшиеся против немцев в тылу врага, после освобождения оккупированных территорий рассчитывали на особый статус в рядах Красной Армии. Однако их надеждам не суждено было сбыться.

Партизанский парад

За три года войны партизанское движение приобрело огромный размах. В одной только Белоруссии действовали 1108 отрядов, которые насчитывали 370 тысяч партизан. В так называемых «партизанских краях», разбросанных по всей республике, установились особые, полуавтономные порядки. Всё это прекратилось практически в одночасье благодаря успеху операции «Багратион».

6 июля 1944 года партизаны вместе с красноармейцами вошли в Минск. В течение 10 дней к городу стягивались народные мстители со всех районов Белоруссии, Минск окружили партизанские лагеря.

«По улицам разъезжали командиры бригад, отрядов, разведчики, связные. Ходили загорелые веселые парни, девушки и женщины с винтовками и автоматами. Слышался громкий смех, раздавались боевые песни и звуки гармошек», – вспоминал Герой Советского Союза Станислав Ваупшасов.

16 июля в Минске состоялся знаменитый партизанский парад. Однако вместе с радостью у вчерашних подпольщиков появились и вопросы. Оккупанты изгнаны из Белоруссии, смысла в существовании партизанских частей в прежней форме больше нет. Что будет дальше?

Ликвидация партизанского движения

Отдельные партизанские отряды (в частности еврейские), возникшие на советской территории, продолжали действовать самостоятельно и в конце войны. Например, отряд Аббы Ковнера, сражавшийся в Рудникских лесах Литвы, ушёл на запад, где его участники создали группу «Мстители», чинившую расправы над нацистами.

Многих же оставшихся в СССР партизан ждало разочарование. Они надеялись продолжить борьбу с Гитлером в прежнем составе, но такое право получили немногие. Например, легендарное Сумское партизанское соединение под командованием Сидора Ковпака было преобразовано в 1-ю Украинскую партизанскую дивизию, которой поручили бороться против бандеровцев.

Основную же часть партизанских отрядов расформировали. Их личный состав получил возможность немного передохнуть, после чего должен был влиться в ряды Красной Армии.

«Во время крупного советского наступления 1944 года немецкая агентура сообщала, что партизанские отряды, переданные в состав Красной Армии, вместо ожидаемого признания своих заслуг и привилегированного положения получили лишь короткие отпуска, а затем были брошены на передовую», – сообщается в книге историка Джона Армстронга «Советские партизаны. Легенда и действительность».

Судьбы партизан

Большинство вчерашних «лесных бойцов» оказались в армейских подразделениях в качестве рядовых. По статистике, к примеру, из 3149 партизан Винницкой области в Красную Армию были зачислены 2345 человек. Что касается остальных, то некоторых из них ждал ГУЛАГ. Есть свидетельства, что партизан активно проверял Смерш и лица, казавшиеся чекистам ненадёжными, немедленно «отсеивались».

Командиры партизанских отрядов не становились автоматически армейскими офицерами. Вместо этого многим из них были уготованы должности на гражданке.

«Одни из нас были направлены в действующую армию, а другие вернулись к мирной жизни – её ведь тоже кто-то должен был уже налаживать», – объяснял Николай Афанасьев, командир отряда, воевавшего под Ленинградом.

Выходцы из НКВД возвращались в госбезопасность, партийные чиновники – в райкомы и обкомы. Примечательно, что руководители, воевавшие в лесах, сохраняли при этом стаж и зарплату. Партизанское прошлое служило залогом успешного взлёта карьеры. Показательна, к примеру, судьба организатора партизанского движения на Брянщине Алексея Бондаренко. До войны он был первым секретарём Трубчевского районного комитета ВКП (б), а в 1944 году вернулся в партаппарат уже в качестве секретаря Брянского обкома. Возможно, всячески ублажая партизанских командиров, власти пытались обезопасить себя от потенциальных лидеров недовольного народа, уже имевших опыт подпольной войны.