22/06/20
pixabay.com
Что произойдёт с миром, если развалится ЕС

COVID-19 стал серьезнейшим испытанием для европейского сообщества, заставив многих усомниться в целесообразности проекта «Евросоюз». Судьба единой Европы будет зависеть от того, с каким итогами европейские страны завершат борьбу с пандемией.

Солидарности конец

Одним из первых угрозу целостности Европы ощутил французский лидер Эмманюэль Макрон, заявив недавно, что судьба Шенгенской зоны теперь под большим вопросом. По его словам, открытые границы, ставшие символом единой Европы, в условиях пандемии могут подорвать основы ЕС и в конечном итоге привести к его распаду.

Первым симптомом недуга Евросоюза стала ситуация в Италии. Эта страна почти три недели сражалась со стремительным распространением COVID-19 при практически полном безучастии партнеров по еврозоне. Ни директив от руководства ЕС, ни общеевропейской координации не было и в помине. Более того, Германия запретила вывоз медицинских масок из страны, а Чехия просто изъяла около 700 тысяч масок и респираторов, которые направлялись из Китая на спасение терпящей бедствие Италии.

Пока каждая из европейских стран тянула одеяло на себя. Китай и Россия предоставили Италии то, в чем она больше всего нуждалась — помощь в борьбе с эпидемией. При этом некоторые представители ЕС при полном бездействии со своей стороны нашли в себе наглость обвинить Пекин и Москву в том, что их помощь оказалась практически бесполезной и даже усмотрели в ней политическую подоплеку.

В Брюсселе инициировали коллективные меры по борьбе с коронавирусом лишь после того, как эпидемия перекинулась на соседние с Италией государства и стала угрожать стабильности всей Европы. Напрашивается очевидный вывод: ЕС все последние десятилетия лишь демонстрировал видимость благополучия и единения внутри сообщества, но как только Европа столкнулась с первым серьезным испытанием, пресловутой солидарности пришел конец.

К исходному составу

Положение в ЕС сейчас критическое. Впервые в своей истории Евросоюз приостановил действие Пакта стабильности и роста — базового документа для еврозоны. Эта мера стала необходимой, после того как финансисты предсказали тяжелые последствия для экономики стран европейского содружества, вызванные эпидемией коронавируса. В Брюсселе рассматривают самые негативные сценарии развития ситуации вплоть до падения ВВП до 3% и беспрецедентного роста безработицы.

В нынешней ситуации наиболее защищенные и обеспеченные страны Европы — Германия, Франция, Нидерланды — уже не смогут помочь членам ЕС, чья экономика не в состоянии справиться с возникшим кризисом. Аналитик и публицист Руслан Хубиев отмечает, что Евросоюз, изначально задумывавшийся как экономический проект, превратился в проект бюрократический. Эпидемия COVID-19 выявила полную беспомощность евробюрократии в условиях кризиса: все проблемы легли на плечи национальных властей.

По мнению аналитика, бессистемный рост членов ЕС привел к тому, что у организации возник балласт, от которого возможно придется избавляться. Хубиев отмечает, что для эффективного функционирования ЕС будет достаточно 5-6 стран. Именно в этом случае возможен консолидированный и оперативный ответ на любые вызовы, с которыми в ближайшем будущем может столкнуться Европа.

Политолог Дмитрий Родионов обращает внимание на то, что в марте Евросоюз отметил 25-летний юбилей Шенгенских соглашений, который одновременно может  стать и датой их отмены. По мнению эксперта, если пандемия усилится или повторится вновь, то временное закрытие границ станет постоянным.

Новые связи

Относительно перспектив Евросоюза после выхода из текущего кризиса мнения разделились. Одни полагают, что коронавирус может объединить Европу в борьбе с пандемией и ее последствиями, другие считают, что трещины в едином европейском государстве еще больше усилятся. Однако и те, и другие у уверены, что Европа уже не будет прежней.

Политолог Александр Баунов вообще считает, что коронавирус похоронил идею Общего европейского дома: речь не только о закрытии границ между странами-членами, чего не было больше полувека, но и о кризисе идеи пространства, построенного на общих гуманистических ценностях. По мнению политолога, после отмены карантинных мер свободное перемещение между странами ЕС скорее всего сохранится, однако экономическая и политическая интеграция членов содружества будет сильно ограничена.

Стремление к большей обособленности вызвано желанием руководства некоторых европейских государств вернуть себе полную самостоятельность на внешнеполитической арене. Речь в первую очередь о таких странах, как Италия и Венгрия. Среди первоочередных планов этих государств — возобновление взаимовыгодных отношений с Россией и отменена введенных ранее антироссийских санкций.

В случае прекращения функционирования ЕС в его традиционном виде, очевидно, изменятся и отношения Европы как с Североатлантическим альянсом, так и с США. Американцы уже успели дискредитировать себя в период текущей пандемии, в частности, перекупая заказанные Францией из Германии маски. И делали они это нагло и открыто – прямо на взлетной полосе перед отправкой товара, предлагая за него втрое большие деньги. Очевидно, что в ближайшем будущем влияние НАТО и США даже на лояльные Вашингтону Берлин и Париж будет заметно меньше.

Политолог Виталий Третьяков проводит напрашивающиеся параллели между возможным крахом ЕС и развалом СССР. По его предположению, на руинах Европейского содружества может возникнуть некое подобие СНГ. Сначала мы увидим выстраивание новых политических и экономических связей между некоторыми бывшими членами ЕС, а в дальнейшем Европу ждет более компактная реинтеграция, которую мы наблюдаем в последние годы на постсоветском пространстве.

Впрочем, как замечают некоторые политологи, не исключено, что по мере углубления общеевропейского кризиса в Европе сложится парадоксальная ситуация, когда даже евроскептики превратятся в главных сторонников сохранения союзного проекта, ведь у государств, чья экономика окажется подорвана эпидемией, нет иного спасательного круга, как ЕС. Вполне вероятный сценарий — это ад вынужденной жизни вместе из-за невозможности развестись.