15/01/20
Что помешало Гитлеру захватить Кавказ

Боевые действия на Кавказе в 1942 году стали одним из важнейших, если не ключевых моментов Великой Отечественной войны. Для Германии захват нефтяных промыслов в Грозном и Баку стал бы настоящим прорывом. Был бы решён вопрос с горючим, без которого в современной войне никуда (своей нефти у немцев, как известно, нет). К тому же в этом случае СССР остался бы без основного источника добычи нефти. Завоевание Кавказа также могло бы заставить Турцию выступить на стороне Германии, что кардинально изменило бы положение на Ближнем Востоке.

Всё это прекрасно понимали в Германии, всё это понимали в Советском Союзе. Однако, план взятия Кавказа был полной авантюрой для Гитлера: результатом переоценки своих сил, недооценки сил Красной Армии, да и просто следствием плохого знания географии.

В советское время вся информация о боевых действиях на Кавказе черпалась из внушительного труда «Битва за Кавказ», автором которого был маршал А.А. Гречко. Однако, несмотря на большое количество фактов в книге, крайне сложно было сложить из них реальную картину. В качестве главной причины всех неудач в войне называлось подавляющее превосходство противника, а в качестве главной причины успеха нашей армии указывалось мудрое руководство Коммунистической партии.

Можно сказать, что даже в постсоветское время многочисленные работы на эту тему не позволили составить полную картину.

Люди и танки

Вопрос о том, почему немцы не смогли захватить Кавказ, правильнее формулировать так: почему они вообще дошли до Кавказа?

Количество войск, брошенных на данную операцию, было изначально слишком небольшим. А после того, как 4-ю танковую армию и внушительную часть румынских войск передислоцировали в район Сталинграда, сил осталось ещё меньше.

В большинстве описаний обычно приводится общее число дивизий группы армий «А», завышается количество танков (к тому же оно отражает лишь положение на начало операции), а количество самолетов включает все машины 4-го Воздушного флота.

Огромные пространства, во-первых, вынуждали вермахт направлять значительную часть войск на охрану коммуникаций и прикрытие флангов. Во-вторых, расстояния были причиной того, что в конкретных операциях участвовало меньше подразделений. Кроме этого, надо учитывать силы Красной Армии.

Так, чтобы завладеть нефтеносными районами Грозного и Баку, вермахт выделил шесть дивизий: три танковых и две пехотных, а также дивизию СС «Викинг», всего: до 340 танков и самоходных установок.

Им противостояли в первом эшелоне три советских армии: 37-я, 9-я и 44-я, всего: 14 стрелковых и 2 кавалерийских дивизии и 9 стрелковых бригад. Во втором эшелоне и резерве находились 58-я армия, 10-й гвардейский стрелковый корпус и отдельные соединения, всего: 4 стрелковых дивизии, 5 стрелковых и одна танковая бригады, два танковых батальона. Кроме того, для действий в тылу противника предназначался 4-й гвардейский кавалерийский корпус. Имелись 220 танков, но это число постоянно увеличивалось за счёт прибытия новых частей. Кстати, хотя Кавказ и был практически отрезан от остальной страны, с танками проблем не было. Они прибывали по ленд-лизу. У советских войск на Кавказе было особенно много американской и английской техники.

Каким же образом, с таким соотношением сил немцы смогли так далеко зайти?

Одной из причин современные авторы, в первую очередь В. Бешанов, считают проблему компетентности высшего военного начальства.

Стоит обратить внимание на то, что многие из тех, кто командовал в начале операции, к примеру С.М. Буденный и Я.Т. Черевиченко, более войсками в боевых операциях не руководили. Для Буденного даже специально придумали должность командующего кавалерией, почетную, но номинальную.

Нефть и бензин

Прорыв 1-й танковой армии вермахта к нефтепромыслам заставил ее преодолеть расстояние в сотни километров. Но танки и машины требовали горючего. Это пехотные дивизии 17-й армии ещё могли как-то наступать, поскольку вопреки мифу о полной моторизации вермахта основной тягловой силой в них служили лошади.

Организовать снабжение 1-й танковой армии немецкому командованию удалось, несмотря и на плохую дорожную сеть, и на противодействие, хоть и малочисленных, партизанских групп, действовавших на подступах к Кавказу. Однако в определённый момент стало понятно, что бензовозы, доставляя горючее для немецких танковых дивизий, тратят его больше, чем сами поставляют. Было решено использовать альтернативные методы, например, верблюдов.

Таким образом, на самом деле стремительный рывок немецких танков был больше похож на отдельные небольшие скачки, после которых танкисты сидели и ждали подвоза горючего. А ведь кроме горючего надо было снабжать и боеприпасами, и многим другим.

«Ведь это наши горы…»

Огромную роль сыграл характер местности. Попытка двигаться через степные районы не удалась, наступать можно было только через горы. И хотя к началу операции у Красной Армии фактически не было горных войск, а вермахт имел отлично подготовленные горные дивизии, нас спасло значительное численное превосходство. Так, против двух дивизий 49-го горного корпуса (1-й и 4-й горнопехотных) советское командование поставило 2 горнострелковых, 4 стрелковых и 1 кавалерийскую дивизию, плюс одну стрелковую бригаду 46-й армии. Позже эти войска ещё более усилились. В сжатые сроки, практически с нуля, были сформированы специальные горные отряды, предназначенные для боевых действий в высокогорной местности.

В целом вести боевые действия в горах у РККА получалось достаточно успешно.

Одно из самых часто упоминаемых боевых столкновений - это схватка у села Сагопшино дивизии СС «Викинг» и 52-й танковой бригады, подкрепленной 863-м истребительно-противотанковым полком. Бой этот подробно описан в работе С. Черникова «Кавказская Прохоровка». У немцев было реальное численное превосходство: 48 танков, против 32 советских, но их подловили в самом узком месте ущелья. И «Викингу» пришлось долго зализывать раны. В советских источниках, правда, указывалось, что немцы располагали 120 танками, из которых 54 были уничтожены. Впрочем, и немцы сообщали, что их атаковали 80 советских танков.

Победу одержали на Волге

Несмотря на все огромные потери и сложности наступления на Кавказе, возможности вермахта ещё не были исчерпаны полностью.

Всё было решено под Сталинградом. И хотя Красная Армия не провела операцию «Сатурн», в результате которой по замыслу вся группа армий «А» должна была попасть в окружение, немецкое командование понимало, что это вполне реальное развитие событий.

Гитлер с трудом, но дал согласие на вывод войск с Кавказа. О том, что сил у группы армий «А» было еще немало, подтверждает факт успешного вывода 1-й танковой армии, которая не только не попала в окружение, но и, отступая, нанесла советским войскам значительный урон.