29/02/20
Что пленные союзники говорили о красноармейцах в немецких концлагерях

Помимо солдат и офицеров Красной армии в концлагерях Третьего рейха содержались люди разных национальностей. Узники были сильно измучены страхом смерти и многочисленными лишениями. В таких условиях эмоции людей обычно концентрируются, становятся жестче и резче проявляются. Союзники по антигитлеровской коалиции испытывали к советским военнопленным самые разные чувства: от жалости до ненависти, от уважения до презрения.

Концлагеря

О количестве лагерей смерти и численности их жертв до сих пор ведутся споры. Но никто не станет отрицать, что узники этих учреждений массово погибали в результате непосильного труда, болезней, изощренных издевательств да и просто чудовищных условий содержания. Наконец, их расстреливали и сжигали в газовых печах.

По мнению ряда германских научных изданий, с 1939 по 1945 годы через лагеря смерти прошли около 2 миллионов 500 тысяч человек. Причем, 15% из них составили этнические немцы – противники гитлеровской идеологии. Общее же количество погибших большинство западноевропейских историков оценивают примерно в 2 миллиона человек.

Отечественные исследователи считают, что в годы Второй мировой войны лишь на территории Германии фашисты создали более 1100 концентрационных лагерей. В них побывало около 18 миллионов человек, из них погибли почти 12 миллионов. Среди этих жертв были и 3 миллиона 900 тысяч советских военнопленных.

Норвежский писатель Нильс Кристи написал книгу «Охранники в концлагерях», которая была переведена на русский язык. Автор ссылается на воспоминания узников и своих соотечественников, которые служили в учреждениях Третьего рейха, располагавшихся в странах Скандинавии. Там содержались, в основном, военнопленные из Югославии и СССР, а также сами норвежцы – участники антифашистского сопротивления.

Указывая на бесчеловечные условия содержания, Нильс Кристи отметил, что пребывание в концлагере сильно изменяло психику людей. Некоторые из узников сами начинали верить в правоту нацистской идеологии. Порой они издевались над другими несчастными, подражая сотрудникам СС.

Узники

Заключенные концлагерей, в основном, делились на следующие категории:

  • уголовники;
  • антисоциальные элементы (бродяги, тунеядцы, наркоманы);
  • гомосексуалисты;
  • политические (люди, не разделявшие идеологию Третьего рейха);
  • расово-неполноценные.

В лагерях было больше всего представителей народов, которые нацисты считали биологическими отбросами. Военнопленные из СССР входили именно в эту категорию узников. Офицеров-коммунистов и комиссаров немцы, как правило, сразу же расстреливали.

Наиболее тяжелые условия содержания фашисты создавали именно для «расово-неполноценных». Их бы всех уничтожили, если бы не нужда в бесплатной рабочей силе.

Некоторые заключенные пользовались привилегиями. Чаще это были уголовники-немцы. Они назначались на должности лагерных старост и писарей. От этих людей зависело распределение пайков, нарядов на работу, ведение статистики прибывших и умерших. За порядком среди узников и соблюдением дисциплины следили так называемые «капо». Они могли наказывать других заключенных за неповиновение.

Большое количество военнопленных и арестованных привело к тому, что охранников катастрофически не хватало. Поэтому фашисты выстроили в лагерях четкую систему иерархии.

Жалели

Доктор исторических наук Даниил Ефимович Меламид (Мельников) и публицист Людмила Борисовна Чëрная много занимались исследованиями фашистских концлагерей. В книге «Империя смерти: Аппарат насилия в нацистской Германии. 1933-1945» (Москва, 1988 г.) авторы высказали мнение, что Адольф Гитлер и его приспешники просто стремились уничтожить как можно больше советских людей, чтобы освободить территорию нашей страны для последующего заселения немцами. И тот факт, что СССР отказался подписать Женевскую конвенцию о военнопленных 1929 года, был лишь формальным поводом для массовых убийств.

По мнению большинства историков, граждан СССР все равно бы морили голодом, мучили и убивали в нацистских концлагерях, независимо от каких-либо международных соглашений и деклараций.

Д. Е. Меламид (Мельников) и Л. Б. Чëрная привели в своей книге воспоминания некого французского гражданина Рознера, который тоже был узником лагерей. Он рассказал, что другие военнопленные, союзники по антигитлеровской коалиции очень жалели несчастных советских солдат.

«Их лица были даже не желтые, а зеленые, у них не было сил двигаться, они падали на ходу целыми рядами. Немцы бросались на них, били прикладами ружей, избивали кнутами… При виде всего этого французы стали кричать, и немцы заставили нас возвратиться в бараки», – так Рознер описал прибытие колонны русских военнопленных в один из лагерей, располагавшихся на территории Германии, осенью 1942 года.

По словам многих очевидцев, положение советских военнопленных было самым тяжелым. Неся большие потери на Восточном фронте, нацисты отыгрывались за неудачи на беззащитных узниках.

Презирали

В книге «Охранники в концлагерях» Нильс Кристи привел воспоминания норвежца по имени Одд Нансен. Этот человек служил в одном из учреждений Третьего рейха. Он рассказал, что психологическое состояние узников было таково, что они откровенно веселились, наблюдая за повешением других заключенных.
Одд Нансен вспоминал: «Хуже всего обстоит дело, наверное, с русскими и украинцами, они постоянно что-то выпрашивают. Оно и понятно, ведь для них это вопрос жизни и смерти. Они умирают с голоду, и кто не начал бы унижаться, будь он в таком положении – ради возможности выжить? Когда речь шла о жизни и смерти, норвежцы делали точно так же. Пока не стали получать посылки».

Советские военнопленные, от голода вынужденные унижаться и попрошайничать, часто вызывали у других узников презрение. Нильс Кристи указывает, что даже с собаками те же норвежцы обращались лучше, чем с пленными красноармейцами.
Дело в том, что заключенные концлагерей, не являвшиеся гражданами Германии и СССР, получали продуктовые посылки по линии международного комитета Красного Креста. Об этом написал историк и журналист Леонид Млечин в статье «Их приходится убивать одного за другим» («Новая газета», 7 мая 2018 года). Советские военнопленные никаких посылок не получали, потому что Иосиф Сталин и правительство нашей страны отказались сотрудничать с Красным Крестом, причисляя военнопленных к дезертирам и предателям.

Умирающие от голода советские солдаты унижались за корку хлеба перед союзниками по антигитлеровской коалиции, получавшими продуктовые посылки, вызывая у некоторых из них смех и презрение.

Уважали

Впрочем, многие красноармейцы в плену вели себя мужественно и пользовались уважением других заключенных. Вопреки тяжелейшим условиям содержания наши соотечественники старались оказывать посильное сопротивление гитлеровцам, саботировали работу, организовывали побеги, сотрудничали с антифашистами из других стран.

Бывший комиссар инженерных войск Красной армии Евгений Григорьевич Решин написал документальную повесть «Генерал Карбышев» (Москва, 1987 г.) об одном из героев, с которым был лично знаком.

Дмитрию Михайловичу был уже за 60 лет, когда он попал в плен к немцам. Как ни пытались гестаповцы сломить его сопротивление и заставить сотрудничать, ничего добиться не смогли. Генерал Карбышев сменил несколько лагерей и везде организовывал подпольные ячейки сопротивления. Составленные им «Правила поведения советских людей в фашистском плену» узники учили наизусть и передавали своим товарищам. В них был такой пункт: «Высоко держать честь советского воина».

Заключенные, использовавшиеся в качестве рабочей силы, ломали станки, поджигали административно-хозяйственные здания, портили имущество и инвентарь.

Д. М. Карбышев, как и многие другие советские военнопленные, после зверских пыток был казнен в ночь на 18 февраля 1945 года в концлагере Маутхаузен (Австрия). Генерала облили водой на морозе, а тело потом сожгли.

Однако профессор Лондонского университета Николаус Вахсман считает, что роль подпольных организаций, создававшихся пленными-антифашистами из разных стран, в борьбе с гитлеровцами сильно переоценена. В своей книге «История нацистских концлагерей» (Москва, 2017 г., перев. А. Л. Уткин) автор утверждает, что у узников практически не было никаких возможностей оказывать сопротивление.

Например, 150 советских заключенных и несколько сотрудничавших с ними представителей других стран были замучены и казнены осенью 1944 года в лагере Дора-Миттельбау (Тюрингия), поскольку сотрудники СС заподозрили их в намерении взорвать тоннель.

Ненавидели

Профессор Николаус Вахсман указал, что гестапо постоянно испытывало дефицит кадров. Работать охранниками и палачами в концлагерях желающих было немного. Кадровых немецких офицеров к этой деятельности привлекали в принудительном порядке, но все равно сотрудников не хватало. Тогда руководство СС было вынуждено принимать на должности охранников в концлагерях так называемых «иностранных добровольных помощников».

Среди них было немало военнопленных из стран антигитлеровской коалиции, согласившихся сотрудничать с немцами. Некоторые такие пособники нацистов, желая выслужиться перед гестаповцами, проявляли непомерную жестокость к узникам. И в первую очередь от них доставалось красноармейцам.

Многие охранники-добровольцы знали русский язык, что тоже было на руку нацистам. Среди них попадались и те, кто ненавидел коммунистическую идеологию или просто русских. У жителей стран Восточной Европы, долгое время соседствовавших с Российской империей, за многовековую историю накопилось немало обид. И пособники нацистов отыгрывались за все это на советских пленных.

Польский историк Анджей Пачковски в июне 2016 года в Сахаровском центре (Москва) прочитал лекцию, в которой объяснил негативное отношение к русским, бытующее среди большинства жителей соседней страны. Как оказалось, Российская империя всегда виделась полякам державой-агрессором, которая жестоко подавляла любые попытки покоренных народов добиться права на национальное самоопределение. Поэтому пленные советские солдаты частенько сталкивались с ненавистью со стороны узников из других стран, и речь идет не только о поляках, но и о венграх, чехах, финнах и представителях других национальностей.

Вот так, по-разному, относились союзники к советским солдатам, несмотря на то, что все заключенные концлагерей были товарищами по несчастью.