04/09/20
YouTube/Creative Commons CC BY
Что говорили «душманы» о советских солдатах

Солдат ограниченного контингента войск в 1979 году переброшенных Москвой в Афганистан моджахеды называли «шурави». Первоначально данное прозвище, обозначающее на языке дари «советские», имело яркий негативный и пренебрежительный оттенок. Однако спустя время местное население под словом «шурави» стало подразумевать благородного советского солдата.

Вторжение

Когда разразившийся в Демократической Республике Афганистан в 1973 году гражданский конфликт перешёл в острую фазу, правительство этой азиатской страны обратилось к руководству СССР с просьбой вступить в вооружённое противостояние и помочь в борьбе с моджахедами.

Поддерживаемые ведущими государствами НАТО душманы, для привлечения боевых сторонников и оправдания своих действий, изо всех сил старались демонизировать образ солдат-коммунистов. Именно их идеологи сгенерировали и распространяли военный лозунг «Marg bar shouravi», что в переводе на русский язык означало «Дари смерть советским!».

15 февраля 1989 года в час объявления генералом Борисом Громовым о выводе советских войск из Афганистана, местные жители восприняли эту новость как победу. Но спустя десятилетие, когда на их землю вступили американские солдаты, они горько пожалели о том, что некогда радовались изгнанию, как оказалось более благородного и честного соперника.

Подлая пропаганда

Вспоминая о событиях тех дней, Зия Бумия, в мирное время занимавший пост директора Дома афганской печати, отмечал о тлетворном влиянии на умы афганцев подлой пропаганды со стороны Запада и пакистанских религиозных деятелей. Именно они распространяли информацию о том, что русские солдаты представляют собой бездушные машины, способные только на убийства и разврат.

На деле же воины-интернационалисты старались не нарушать местные традиции: они с почтением относились к старикам и с широкой душой к детям, одаривая их конфетами.

Мирные намерения

По свидетельству таджикского журналиста Равшана Темуриёна, афганцам, для того чтобы оценить «шурави» потребовалось испытать на себе последствия вторжения американских сил. Те, кто в 80-х годах XX века сражался против советских военных, повторяют, что они были благородными солдатами. Убийства не были их целью, они входили в деревни с мирными намерениями, и, только попав под огонь врага,  прибегали к ответным действиям. Совсем по-иному вели себя американские бойцы, которые при встрече с местными жителями всегда были готовы лишить их жизни.

Достойный враг

Участвовавшие на стороне моджахедов ветераны афганской войны признают, что если ранее прозвище «шурави» звучало оскорбительно, то сейчас оно превратилось в своём роде почётное звание. Говоря ныне о советских солдатах, афганцы восхищаются их достойным поведением. Объективно рассматривая врага, бывшие душманы признают в нём сильного и достойного соперника, способного сражаться до конца.

Всё тот же Зия Бумия повествуя о смелости «шурави» говорил: «Вот встает русский солдат во весь рост, идет прямо на тебя и стреляет в упор. Вот это воин!»

Аналогичное мнение выразил сержант афганской армии Сардарули, которому принадлежат такие слова: «Русские были настоящими солдатами, а американцы – трусы». Он же констатировал, что «шурави», не боясь, вступали в прямые боестолкновения с моджахедами, в отличие от заокеанских «защитников», которые вместо того, чтобы напрямую бороться с представителями талибана, безоглядно бомбят мирных жителей с неба, опасаясь за свои жизни.

В книге «Афган: русские на войне» написанной британским историком Родриком Брейтвейтом зафиксировано, что афганцы, оглядываясь назад, называли «шурави» честными, воинами, воевавшими с ними лицом к лицу.

Такое же видение было у идейного врага советского контингента войск, Ахмад-Шах Масуда, уважавшего противника за мужество и ведение войны честными методами.

Волчий взгляд

Поразительную историю из поездки по Афганистану привёз таджикский публицист Абдуджабор Абдуджалилов, которую рассказал ему один из бывших полевых командиров. Однажды он со своим формированием в сто пятьдесят человек должен был пересечь долину, доподлинно зная, что её с высоты контролируют пять советских военнослужащих. На первый взгляд, задача казалась несложной, однако на практике всё оказалось иначе. Пройти этот участок они смогли лишь на шестой день, и лишь по той причине, что у уничтоживших за эти дни сто афганцев «шурави» попросту закончились патроны.

Окружив горстку отчаянных советских бойцов, моджахеды увидели перед собой державшихся из последних сил воинов с волчьими взглядами, готовыми заживо загрызть врагов. Когда разъяренный от потери такого количества соратников командир душманов приказал «шурави» помолиться перед смертью, он не ожидал, что двадцатилетние парни, не страшась, возьмутся за руки и подставят свою грудь под пули. Пораженный их отвагой он велел своим бойцам накормить врагов, а потом, вручив им оружие, отпустил со словами: «Шурави, я хотел бы, чтобы мои сыновья были такие же, как вы. А теперь идите».

Строительство

Ностальгируя по временам присутствия в Афганистане «шурави», офицер полиции Мохаммед Тахир Яргал, заявлял, что за годы присутствия они создали совершенно новое государство.

Советские специалисты не только сформировали сильную профессиональную армию, снабдив её современным оружием и амуницией, но и оставили после себя развитую гражданскую инфраструктуру.

Их усилиями был практически полностью отстроен Кабул, проложена стратегически важная дорога до Джелалабада и туннель на Саланге, возведены электростанции, проведены газопроводы и канализация, возведены мосты, школы, промышленные объекты и госпитали.