Фото: гааосо.рф
Бригада «Асано»: какие русские воевали за японцев во Второй мировой

По данным историков, бригада «Асано», состоявшая из российских белоэмигрантов, действовала при Квантунской армии с 1938 по 1943 годы, и насчитывала пять армейских рот. Всего, как показывали пленные японцы, в составе «Асано» было 700 человек. В действительности же их количество исчислялось тысячами.

Как возникло это «инородное» соединение

Историк разведки, подполковник запаса и член Международной ассоциации ветеранов подразделений антитеррора «Альфа» Игорь Ландер в своей книге «Негласные войны. История специальных служб. 1919 – 1945» подробно описывает причины и обстоятельства возникновения бригады «Асано».

По данным, приводимым Ландером, в начале 30-х годов ХХ века японцы всячески стремились установить контроль над всеми эмигрантами из России, при этом  отсекая иностранные спецслужбы от перспективного вербовочного контингента. С этой целью был ликвидирован Дальневосточный отдел  Российского общевоинского союза – самой массовой и влиятельной организации русской эмиграции перед Второй мировой войной. Формально РОВС существует до сих пор, у его активистов есть сайт на хостинге narod. Но легитимность данного объединения многими современными экспертами ставится под сомнение.

Взамен РОВСа были созданы структуры, подконтрольные японцам. Последней — Бюро по делам русских эмигрантов (БРЭМом) — сформированном в 1934 году, руководил маньчжурский полковник Такаси Асано. Его фамилия и послужила наименованием созданного через 4 года военного подразделения, в котором состояли выходцы из царской России. До «Асано» бывших военнослужащих русской армии использовали для охраны железной дороги, затем эмигрантские отряды боролись с китайскими и корейскими партизанами. И только в 1936 году японцам пришло в голову свести эти разрозненные военизированные соединения воедино. Курировал создание и обучение новой группы, впоследствии переросшей в бригаду, все тот же полковник Такаси Асано.

Де-юре «Асано» подчинялась штабу Квантунской армии, но японцы, стараясь избежать осложнений в отношениях с СССР, включили ее в состав армии Маньчжоу-Го, своего марионеточного, полностью подконтрольного, государства: военнослужащие «Асано» по своему предназначению в основном должны были заниматься разведывательно-диверсионной работой на территории СССР.

Как они себя проявили до Великой Отечественной

Российский военный историк Евгений Горбунов опубликовал фрагменты допроса  захваченного в плен в 1945 году генерал-лейтенанта Квантунской армии Янагито Гензо, касающиеся предназначения разведывательно-диверсионной бригады «Асано». Гензо показал, что это подразделение создавалось целенаправленно, на случай войны Японии с Советским Союзом. Для диверсионных действий специально была приготовлена красноармейская военная форма.

Одним из основных источников, повествующих о деятельности «Асано» в Великой Отечественной войне, открытых для широкого пользования, сегодня служит книга публициста Сергея Балмасова «Белоэмигранты на военной службе в Китае», где есть глава про «Асано». Балмасов пишет, что русских диверсантов сначала готовили 3 года, потом этот срок сократили до полутора лет, выпускнику школы присваивали звание унтер-офицера. В «Асано» поначалу набирали добровольцев, а когда ввели всеобщую воинскую повинность, стали «брить» всех годных к службе мужчин-эмигрантов возраста 18 – 36 лет, вне зависимости от их желания становиться под ружье.

Бойцы «Асано» участвовали в качестве связистов в советско-японском военном конфликте на озере Хасан (1938 год) и в боях на Халхин-Голе, где «отличился» эскадрон асановцев, которым командовал забайкальский казак Василий Тырсин. Эскадрон в составе 70 сабель вырубил такой же по количеству отряд монгольских военнослужащих, воевавших на стороне РККА.

Серьезный противник

Таким «Асано» считали в СМЕРШе (советская контрразведка никогда не упускала эту бригаду из вида). По данным, приводимым военным историком Сергеем Балмасовым, во Вторую мировую в «Асано» воевало не менее 3,5 тысяч пехотинцев и кавалеристов. В 1943 году бригаду возглавил полковник Яков Смирнов, в прошлом воевавший в армии Колчака. Историки разведки приводят данные, что именно в 1943 году он был завербован советской разведкой. С началом Великой Отечественной японцы подготовили 400 асановцев для заброски в советский тыл, но поражение немцев под Москвой заставило Квантунскую армию отказаться от этой идеи.

Говоря об этнической составляющей «Асано», следует отметить, что чисто русской эта бригада никогда не была. Во время Великой Отечественной (в 1943 году) диверсанты — нанайцы и орочи, которые также входили в это эмигрантское военное формирование, сражались с китайскими партизанами в районе Хингана.

Начиная с 1944 года японцы стали сокращать численность бригады «Асано», поскольку уже не считали ее достаточно благонадежной из-за проникновения внутрь «коммунистической заразы». К июлю 1945 года отряд полностью расформировали.

Судьба асановцев

У каждого она сложилась по-разному. Японцы в августе 1945 года, в самом начале войны с СССР, организовали эвакуацию всех желающих бойцов «Асано» в Южный Китай, дабы уберечь их от плена и разработок СМЕРШа. Согласились не все. Командир бригады Яков Смирнов и свыше 20 офицеров вместе с десятком младших командиров остались в Харбине, чтобы официально подтвердить советскому командованию факт капитуляции «Асано».

Есть свидетельства, что часть бригады, не покинувшая город, всячески способствовала захвату Харбина советскими войсками: Яков Смирнов, воспользовавшись паникой и хаосом, царившими среди японцев, организовал силами русских эмигрантов, в большинстве своем офицеров, захват ключевых объектов и разоружение караулов. Три дня до вступления РККА в Харбин город фактически находился под полным контролем бывших асановцев.

... О том, как сложилась судьба большинства членов бригады «Асано», сведений нет, отсутствует информация и о реальной роли в руководстве эмигрантского вооруженного формирования его последнего лидера, Якова Смирнова. Его и еще свыше десятка офицеров «Асано» арестовал СМЕРШ. В Хабаровске их осудили на 15 лет.

Смирнов отсидел в Озерлаге весь срок, и в 60-х годах поселился в ТАССР в поселке Васильево, что рядом с Казанью. Писал письма о помиловании Хрущеву и Брежневу, оставшиеся без ответа. Умер в нищете.