24/01/20
«Бойня в Завадке Мороховской»: как поляки мстили украинцам за Волынь

Многовековая вражда между поляками и украинцами достигла своего апогея в годы Второй мировой войны. УПА* устроила настоящий геноцид польского населения, учинив в 1943 году Волынскую резню. Армия Крайова ответила не менее жестокими акциями.

Предыстория

К началу Второй мировой войны притеснение украинского населения на восточных окраинах Польши приобрело масштабный характер. Польские власти массово закрывали православные и униатские церкви, создавали списки запрещенных книг и печатных изданий на украинском языке, а также всерьез занялись вопросом ликвидации украинских школ в Галиции. Министр образования Польши Станислав Грабский безапелляционно заявлял, что украинской нации не существует – все это выдумки коммунистов, которые они распространяют с пропагандисткой целью. В течение 25 лет польское правительство намеревалось окончательно закрыть «украинскую проблему».

В сентябре 1939 года СССР, согласно Пакту Молотова-Риббентропа, оккупировал польские территории, где преобладало украинское население. Советским войскам удалось снизить градус конфронтации между двумя народами. Более того, поддержка советскими властями украинских жителей воодушевила их на акты мщения полякам за долгие годы унижения.

После вторжения Германии в СССР вопрос польско-украинского разграничения обозначился с новой силой. И хотя в 1942 году представители польского и украинского подполья пытались договориться о судьбе Западной Украины к согласию они так и не пришли. Украинцы хотели независимости, поляки могли в лучшем случае предоставить им автономию. Кроме того, неизвестно, как  отреагировали бы на эти договоренности основные массы населения.

Весной 1943 года грянула буря. Волынское краевое отделение ОУН приняло решение об изгнании поляков со своих земель. Депортация приняла характер настоящего геноцида. Боевые отряды ОУН атаковали свыше 150 населенных пунктов, где компактными группами проживали поляки. Жертвами Волынской резни стали не менее 30 тысяч поляков. Учитывая террор, устроенный украинскими националистами и на других территориях, эти цифры могут быть увеличены до 100 тысяч. Свидетели рассказывают о невиданных зверствах оуновцев, которые не щадили ни стариков, ни детей, ни беременных женщин, используя самые чудовищные способы убийства.

Руководство ОУН и УПА оправдывало расправы над поляками, представляя это ответом на бесчинства, которые творили польские власти над украинцами в Люблинском воеводстве и на Холмщине. Поляки не остались в долгу: уже с конца лета 1943 года участились рейды Армии Крайовой в украинские села, многие из которых были стерты с лица земли. Весной 1944 года акции возмездия возобновились. По разным оценкам, за это время в Восточной Польше было убито от 15 до 20 тысяч украинцев. Самой крупной акцией Армии Крайовой стало нападение на село Сагрынь 10 марта 1944 года, где поляки убили около 800 украинских крестьян. Но самое страшное было впереди.

Страшная месть

9 сентября 1944 года Польский комитет национального освобождения заключил с правительством УССР соглашение об эвакуации украинского населения с территории Польши и польских граждан с территории Украины. Принудительное переселение украинцев не понравилось членам УПА, которые всячески препятствовали работе комиссии по переселению, опустошали бывшие украинские села, предназначенные для польских граждан, вступали в боестолкновения с польскими военными, уничтожали мосты и путепроводы.

Подрывная деятельность членов УПА не прекратилась и после окончания войны. На подавление украинских националистов были брошены отряды Польской народной армии. 25 января 1946 года, когда еще не был закончен процесс обмена населением, 120 польских солдат вошли в Завадку Мороховскую – селение в Подкарпатском воеводстве, чтобы выдворить оттуда остатки УПА. Однако то, что произошло в этот день стало одной из самых страшных карательных операций в истории польско-украинского противостояния.

Не найдя в деревне вооруженных формирований, поляки стали вырезать мирное население. Убивали всех, кто попадался под руку. Как писал один из выживших, народ стал разбегаться в лес или прятаться по чердакам и погребам, однако солдаты как правило находили всех и тут же убивали. По словам польского солдата, который участвовал в резне, «среди нас были такие, кто получал удовольствие от этой бойни».

Позднее бойцы УПА, взявшие в плен польских солдат, выяснили, что к нападению был причастен 2-й батальон 34-го полка 8-й пехотной дивизии Польской народной армии под командованием подполковника Станислава Плуто. Сведений о том, попали ли в руки украинских повстанцев поляки-каратели, нет.

Одна из жертв нападения, Катерина Томаш, успела сообщить прибывшим бойцам УПА, что среди карателей были не только солдаты, но и гражданские лица. Боец Армии Крайовой, Стефан Дембский, подтвердил, что военные активно привлекали к своим операциям польских крестьян. Он пишет, что польские акции возмездия по своему характеру были близки к украинским с той лишь разницей, что офицеры Армии Крайовой выбирали села, «где преобладало польское население, потому что благодаря им было легче прикончить украинцев».

Послесловие

По разным оценкам, 25 января в Завадке Мороховской было убито от 64 до 78 украинцев. Польские каратели еще трижды наведывались в это селение – 25 января, 28 марта и 13 апреля 1946 года. В последний раз в качестве акта запугивания они расстреляли группу из 11 мужчин и подожгли все оставшиеся в деревне дома.

30 апреля уцелевшим жителям Завадки Мороховской было приказано отправиться на территорию СССР: отряды Польской народной армии окружили село и погнали всех жителей на железнодорожную станцию Загуж. Там было всего несколько десятков человек. В этот день село Завадка Мороховская прекратило свое существование, от него остались только кладбище и церковь.

Кроме украинцев под горячую руку польских солдат попадали и их соотечественники, жители Завадки Мороховской. Уцелевший поляк Анджей Мурайда рассказывал, что каратели убили его жену и четверых детей. На это администратор коммуны ответил лишь извинением, добавив, что польская армия сделала это потому, что не знала какого происхождения пострадавшая семья.

Нападение на Завадку Мороховскую стало последней крупной карательной акцией поляков. Новые власти Польши вместе с частями советской армии решительно пресекали дальнейшие попытки расправ. 6 мая 1947 года руководители ПНР и СССР рапортовали об окончании процесса обмена населением. Всего за три года на территорию УССР с польских земель было переселено около 480 тысяч украинцев, в Польшу с территории Украины перебралось свыше 800 тысяч поляков.

Конечно процесс переселения такого количества людей не прошел гладко, многие семьи высылались принудительно. Однако было сделано все, чтобы выбить из-под ног националистов как польских, так и украинских почву на которой процветали межэтническая ненависть и жажда мести. Насильственная депортация предотвратила еще большее количество жертв, которые неминуемо бы возникли при совместном проживании украинцев и поляков.

Что же касается трагических событий в Завадке Мороховской — о них долгое время  не вспоминали. Лишь в 1986 году в одном из парижских изданий было опубликовано письмо Ежи Биласа, который потерял там всю свою семью. Это дало толчок новым публикациям, посвященным данной теме. В 1997 году была учреждена комиссия, которая занималась восстановлением памяти о погибших в Завадке Мороховской зимой-весной 1946 года. На месте уничтоженной деревни по инициативе комиссии установили памятник с именами 73 жертв. Ежегодно с участием украинских и польских общественных организаций там проводятся поминальные мероприятия.

* - организация, запрещённая на территории России.